ЗВЕЗДНЫЕ ДЕТИ
02 Декабря 2020, 00:38:56 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости:
 
  НАШ САЙТ   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 10
 1 
 : 15 Апреля 2013, 12:07:25 
Автор Nati - Последний ответ от Nati
Форум звездные дети как рабочее пространство прекращает свое существование

 2 
 : 30 Марта 2013, 12:14:57 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
Заметила за собой такое вот изменение: я перестала быть терпеливой. Это касается сугубо тех зон, где задействовано общение с людьми, особенно в долгосрочных отношениях. Раньше, если мне что-то не  нравилось, я молчала, стерпливала, ждала. Сейчас я понимаю, что это сильно мешает восприятию тебя напрямую. Не дает человеку возможности скорректирваться под тебя. Утаивает проблемные зоны, которые потом все равно прорываются либо позже, либо в других вещах, но уже абсолютно не к месту. Теперь я обозначаю все напрямую, сразу. И удивительно то, что конфликтов стало не в пример меньше. Я перестала копить в себе, отдаю и иду дальше, концентрируясь на более важных вещах.

 3 
 : 12 Марта 2013, 01:35:12 
Автор Иста - Последний ответ от Иста

- Тук-тук, - сказал Император, заглядывая в открывшийся проход, - Ты что, забыла, как открывается дверь? Обычно ты мне отдыха не даешь, а тут вторые сутки от тебя ни слуху, ни духу...
- Угу, - сказала Люция, не отрываясь от книги.
- Ты хоть ела что-нибудь? - поинтересовался Император.
- Угу, - снова ответила девушка.
- Ясно, - подвел он итог, оглядывая помещение, - Тебе надо проветриться. Идем, погуляем в парке.
- Еще минуточку! - Люция откинула со лба прядь волос, - Главу до конца дочитаю...
- Минута пошла! - улыбнулся Император, присаживаясь напротив.
- Посмотри на солнце! - неожиданно процитировала девушка, - Ты увидишь золотой диск. Помести его внутрь себя чуть ниже ребер в самую середину. И когда небеса разразятся громом и разверзнется земля под ногами, вспомни, что ты — дитя Солнца. Раскрути в себе солнечный диск, озари золотом Вселенную — и небеса, растерявшись, отступятся от тебя, и земля, застыдясь содеянного, запахнет свои недра. А ты ступай по золотой нити своего Пути и ничего не бойся. Ибо с этой минуты ни Свет, ни Тьма не имеют над тобой власти и торжественно разойдутся они в стороны, выпуская тебя в большой мир.
Люция захлопнула книгу.
- Как тебе это нравится? - обратилась она к Императору.
- Это тебе должно нравиться, - пожал плечами тот, - Герхард писал для королевской семьи. Вы — потомки бога Солнца.
- Да... Мы потомки бога Солнца, - повторила она его слова, - Слушай дальше.
Она снова раскрыла книгу и принялась листать ее, пока не остановилась на нужной странице.
- Для того, чтобы двигаться дальше, нужно восстановить свою целостность. Вспомнить все свои воплощения, сконцентрировавшись в фокусе своего бытия и этим во много раз увеличить силу своей проявленности. Все, чего не достает человеку Солнца, есть в нем самом, только раскинуто во времени. Свернуть линию времени в спираль, замкнув на себе прошлое и будущее, подвластно любому, кто обеими ногами твердо стоит на своем Пути. Замкнув кольцо времени вокруг оси Духа, ты взрастишь Древо Мира в своем нутре и многомерность больше не будет пустым звуком. Ты обретешь тысячу ушей, которые научат тебя слышать Вселенную, ты обретешь тысячу глаз, которые позволят тебе увидеть самые сокровенные, самые потаенные уголки, ты обретешь тысячу ног, которые одновременно понесут тебя по тысячам дорог. И время благодарной змеей сомкнется вокруг твоей оси и пропитает твое бытие ядом всемогущества и вечной жизни.
Девушка замолчала и взглянула на Императора. Тот внимательно слушал и она, немного пролистав книгу вперед, продолжила цитировать легендарного философа.
- Однажды... очень давно... Я читал об этом в одном из дневников, который в свою очередь был списан с копии копии оригинала... Однажды наш мир пронзило гигантское лезвие. И мир с тех пор разбежался двумя путями — путем первозданного Света и путем первородной Тьмы. И нет у людей Пути иного выхода, кроме как следовать одной из этих дорог. Но вспомните себя, люди Солнца! Вспомните и возрадуйтесь, ибо ваша золотая нить тянется из глубин мироздания! Замкните череду своих воплощений вокруг оси своего Духа, и когда вы предстанете сами перед собой — вы увидите пустое место, ибо Зеркалу мира нечего будет предъявить вам в ответ и открывшаяся брешь станет дверью в иные сферы, где вы гордо будете называть себя змееносцами — носителями древнего единого знания и бесконечной мудрости.
Люция замолчала. Свечи уже догорали, но сквозь незакрытую дверь пробивался свет.
- Что ты знаешь о зеркале, Сай?
Она очень редко его называла по имени и Император вздрогнул от неожиданности.
- Оно существует, - хрипло ответил он, - Предыдущий Император потерялся в своих отражениях. Это было задолго до меня.
Девушка внимательно слушала, и Император продолжил:
- О природе Зеркала известно крайне мало. Единицы отваживались взглянуть в него и еще меньше смогли вернуться назад. Но по словам уцелевших — оно отражает тебе твою противоположность, то, чего нет в тебе, и когда ты, очарованный, делаешь шаг навстречу своей мнимой целостности — оказываешься в руках двойника, который, как правило, намного сильнее тебя. Потому что, то, что в тебе есть, не способно тягаться с тем, чего в тебе нет. Именно поэтому Герхард такой упор делает на обретение целостности — настоящей, всеобъемлющей... Потому что тогда Зеркалу будет нечего отражать.
Люция покачала головой и поднялась с места. Свечи погасли окончательно и в библиотеке воцарился полумрак.
- Пожалуй ты прав... - произнесла девушка, - Идем, прогуляемся по парку. Там и продолжим разговор, а то я от недостатка свежего воздуха начала уже плохо соображать.
 - Здравая мысль! - усмехнулся Император, поднимаясь и пропуская Люцию вперед.

 4 
 : 07 Марта 2013, 00:58:32 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
Адон отдыхал после долгой дороги, Йеш развлекал его рассказом о последних событиях, вестники тихонечко сидели рядом и не встревали в разговор. Почти. Эрев нет-нет, да и вставлял пару замечаний по ходу повествования, а Шахар внимательно слушала и одобрительно качала головой время от времени.
- Вот как оно вышло... - протянул отшельник, когда юноша закончил, - Значит, сразу в оба... И как ты себя чувствуешь?
- Ничего, - ответил Йеш, - Провалялся без сознания кучу времени, потом пришел в себя, да только друг от друга, - он кивнул головой в сторону вестников, - Нам теперь ни на шаг. Ни им,  ни мне.
- С ними-то как раз понятно, - сказал Адон, - Они теперь могут только рядом с тобой находиться, потому что в тебе обе силы живут, вот вестники и питаются от тебя. Ты им вместо источника, вот им без тебя и никак... И тебе без них никуда, потому что ты должен отдавать. Природа, что у светлого, что у темного источников такая — отдавать, и, причем, важно, кому именно! Тому, кто сможет взять.
- Я про Зеркало хотел спросить, - Йеш помолчал, - Адон, ты был его смотрителем?
- Ну оно же тебе так сказало? - усмехнулся старец.
- Да, - проговорил юноша.
- Ну, значит, был, - согласился отшельник.
- Оно мне тоже предлагало, - поделился Йеш, - Вместо тебя. Но я отказался.
- Нет, мой хороший, - рассмеялся Адон, - Если бы оно действительно этого захотело — ты бы был и смотрителем, и вытирателем, и много кем еще. А раз оно от тебя отступилось — значит ты выполнил то, что ему было нужно и к чему оно тебя планомерно подталкивало.
- Ты хочешь сказать, - удивился юноша, - Что оно САМО вело меня к тому, чтобы я напитался от обоих источников?
- И не только напитался, - подтвердил отшельник, - Но и выжил после этого! Вот и получилась в итоге хитрая комбинация из тебя и твоих двух вестников.
Юноша пораженно молчал.
- А то, что твои отец и мать узнали друг друга, - продолжил старец, - Очень хорошо. Глядишь, и они что-нибудь придумают.
- А почему ты так долго не откликался? - спросил Йеш, - Или это у меня проблемы в последнее время?
- Ты действительно по-другому зазвучал, - согласился с ним Адон, - Я не сразу распознал тебя. Хотя у меня тоже были проблемы, честно сказать,  - отшельник вспомнил череду ночных кошмаров, - Скажем так..., - он прокашлялся, - Я был некоторое время не в себе. Но как только услышал тебя — сразу пришел. Ну выкладывайте, заговорщики, чего удумали? Чем я могу вам помочь?
Старец добродушно улыбался и морщинки сеточкой собирались вокруг глаз и рта, а еще он ждал ответа на свой вопрос. Йеш судорожно сглотнул и вынужденно улыбнулся, предрекая бурю.
- Ты должен убить меня, Адон, - продолжая улыбаться, выдал он.
Добродушная улыбка мигом сползла с лица старца, уступив место мрачной решительности.
- Я бы сам, понимаешь? - быстро-быстро заговорил юноша, - Но нужен кто-то, кто отправит меня за грань, а потом поможет вернуться. Ты — идеальная кандидатура! И без тебя нам — никак! Только ты сможешь нам помочь, Адон, только ты!
Отшельник устало прикрыл глаза и старый кошмар вернулся, снова заплясали хороводом вокруг него призраки, выкрикивая хором: «Убей меня, убей! Только ты можешь! Только ты способен! Только ты! Только ты! Только ты!»
- Ах ты... - выдохнул старец, - Знало... 
- Чего? - не понял Йеш.
- Ничего, - сказал Адон, - Я не тебе. А вы, я так понимаю, уже все решили? К жрице решил отправиться?
- К ней, - кивнул юноша.
- Ты знаешь, - проговорил Адон, - Что до тебя еще ни один смертный человек не отваживался на такой поступок? Ты представляешь, насколько это опасно и как ты рискуешь?
- Понимаю, - снова кивнул головой юноша, - Но до меня и в двух источниках сразу еще никто не бывал!
- Бывали, - поправил его отшельник, - Только очень-очень давно. И ничем хорошим это не кончилось.
- Ты поможешь нам, Адон? - напрямую спросил Йеш, глядя прямо в глаза старцу.
- Если бы я мог отказаться, я бы не раздумывая это сделал, - проговорил отшельник, - Но я прекрасно понимаю, к чему приведет мой отказ. И я не в праве так поступить с тобой...  Йеш, - старец тяжелым взглядом смотрел на юношу, - Не в праве,  потому что я — ваш единственно возможный шанс на возвращение, хоть и не гарантированный. И я не хочу лишать тебя этого шанса.
- Спасибо, - тихо сказал юноша, опуская глаза, - Я боялся, что ты не захочешь...
- Я не хочу, - так же тихо ответил старец, - Только это ничего не меняет.
- Скажи, когда будешь готов, - Йеш снова поднял взгляд, и как же тяжело оказалось смотреть в глаза учителя, которого он обрекал на убийство...
- Скажу, - кивнул головой отшельник, - На подготовку ритуала потребуется время.
И Йеш снова послушно кивнул головой.
- Ты знаешь..., - начал он, - У меня такое ощущение, что я бегу по узкому коридору. И нет никаких поворотов, и назад не повернуть, и путь лежит — только вперед. Что-то подгоняет меня сзади, не давая опомниться, одуматься, заставляя сконцентрироваться только на этапах пути. И я бегу и думаю, что вон.. сейчас до той трещины в стене, потом вот до того камня, потом глаз выдергивает все новые и новые ориентиры. А что там — в конце — я не знаю. Куда я бегу? Может быть там пропасть... или сундук с сокровищами, или еще что-нибудь. И больше всего я боюсь того, что коридор бесконечен, и бежать вот так я буду вечно. И я не боюсь смерти, Адон. Я боюсь вот этой безысходности, которая толкает меня на смерть. Поэтому ты не думай обо мне, ладно? Мне не страшно.
Он смотрел на отшельника виноватым взглядом нашкодившего щенка. И этот щенок очень хотел, чтобы хозяин понял его мотивы и простил ему его шалости. И Адон, конечно, понял. И понял гораздо больше того, что пытался донести ему Йеш.
«Это не твое испытание, мой мальчик», - подумал старец, - «Твое настоящее испытание еще впереди. Это для меня подготовленный сюрприз. Это я умру вместо тебя, вынося тебя на руках к заветным вратам. Это я буду метаться в поисках входа в свой мир. Я буду раздваиваться, удерживая незримую нить. Я буду этой самой нитью. Но для постороннего глаза — старик убьет мальчика, и будет терзать его душу и тело, не давая растождествиться им окончательно. Старый чернокнижник и ангел с золотыми волосами. Вот так рождаются легенды, малыш... И дай бог... нам никто не помешает... Хотя обычно все выходит совсем не так. И священники, и чернокнижники прекрасно чувствуют боль и слетаются со всех концов света, как мухи на мед. Поэтому мы уйдем высоко в горы, куда не добраться простым смертным, и твоим вестникам придется попотеть, отыскивая такое место... »
- Сколько вы можете обходиться друг без друга? - вслух спросил отшельник.
- Не так много, - откликнулся Йеш, - Всего несколько часов.
- Тренируйтесь, - сказал старец, - Я помогу вам. Как только время достигнет отметки в сутки — будем выдвигаться в путь искать подходящее место.
И вдруг юноша, который за последнее время показался Адону таким взрослым и зрелым мужчиной, очень по-детски хлюпнул носом и, присев поближе, уткнулся отшельнику лицом в грудь, крепко обнимая его.
- Ты даже не представляешь, как я рад тебе, - прошептал он, - Я так боялся, что останусь один...
- Не останешься... Мы вместе пройдем то, что нам предначертано. Все будет хорошо, Йеш.
Отшельник гладил юношу по голове и его рубашка потихоньку становилась мокрой от слез. Слова кончились и на хижину навалилась тишина.

 5 
 : 06 Марта 2013, 22:48:35 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
Книга книг...

Я касаюсь страниц неестественно белой рукой,
И сгущаются тени послушным ленивым котенком,
Только руку отдерни — и жизнью играя, как пленкой,
На мгновение  вынырнет то, что прикинулось мной.
Я касаюсь страниц, потому что иначе — не я,
Кто-то пришлый допишет мою колдовскую сонату,
Я останусь, а он проживет за меня до заката,
Я останусь, но он станет складывать знаки в слова.
Я касаюсь страниц, почерневших, как в марте весна,
И листы, обнажаясь, тихонько шуршат под руками,
И другие миры, словно звезды, сияют над нами,
И сбиваются буквы в секунды, а главы — в года.
Как я истово верю... Что где-то... У края времен...
Кто-то, зная конец, терпеливо дождется финала,
И когда я закончу, он скажет, что это начало,
И подсунет мне новый, еще непрочитанный том.

 6 
 : 05 Марта 2013, 02:15:08 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
- Зачем ты вернулся?
Злат оторвался от дневника, в котором что-то писал и поморщился, он вроде бы запирал дверь изнутри... или нет? Потерял бдительность?
- А тебя не учили, что вторгаясь в личное пространство другого человека, нужно как минимум, хотя бы постучаться? - осведомился Злат, с шумом захлопывая дневник, он терпеть не мог, когда его прерывали подобным образом.
Императрица недоуменно посмотрела на него. В воздухе повисла пауза, которая грозила затянуться.
- Зачем ты вернулся? - повторила она свой вопрос.
- Я вернулся домой, - сквозь зубы процедил Злат, - И если ты не помнишь, я здесь вырос и жил. И намерен оставаться тут в дальнейшем. Вопрос снят?
- Снят, - вдруг улыбнулась она, - Только не тебе напоминать мне о манерах. От тебя хамством за версту разит. Я хотела поинтересоваться, может нужно что, но раз все в порядке, извини за вторжение. Больше не побеспокою.
И она развернулась к выходу. Злату стало не по себе. Правда, ну чего это на него нашло... Две живые души во всем замке, не собачиться же по пустякам?
- Постой! - несвойственные ему слова, вырвались сами, - Извини, не хотел, чтобы мои слова прозвучали грубо.
Она повернулась, насмешливо приподняв брови. «Неужели»? - читалось на ее лице.
- Правда... - уже более мягко сказал Злат, - Но раз уж ты здесь, можно попросить тебя об одном одолжении?
- Попросить — можно! - Императрица сложила руки на груди, - Слушаю?
- Попроси своих прибрать в библиотеке! - Злат старался, чтобы голос его звучал ровно, но нотки возмущения все равно прорывались то там, то тут, - Там же невозможно находиться! Не библиотека, а сарай какой-то!
- Здесь есть библиотека? - удивилась Императрица.
- А ты за пятнадцать лет так и не поднималась выше четвертого уровня? - поддел ее Злат.
- Конечно поднималась, - Императрица пожала плечами, - Но там дальше тупик.
- Какой тупик? - в свою очередь удивился Злат, - Там лестница!
- Если бы она там была — я бы об этом знала, - спокойно ответила она.
- Идем покажу! - Злат отложил в сторону дневник и встал.
Какое-то время спустя, они стояли перед широкой парадной лестницей, которая соединяла четвертый и пятый уровни.
- Я знаю ее, - сказала Императрица, - Там наверху — тупик, кусок стены, который не ведет никуда. Я сама очень удивилась тому факту, что лестница оканчивается стеной.
- Там библиотека! - воскликнул Злат, и, взбежав вверх, распахнул перед Императрицей обе двери, - Смотри!
- Как ты это сделал? - пораженно выдохнула она.
- Так ты не видишь двери? - наконец догадался он.
- Сейчас они начинают проступать, - но я клянусь тебе, что когда я была тут в последний раз — ничего подобного не было!
- Двери опрысканы зельем невидимости, - рассмеялся Злат, - Вот в чем дело! Кроме меня их действительно никто увидеть не в состоянии. Видимо, или я, или кто-то из слуг сделал это перед нашим отъездом давным давно, а я уже и забыл. Ладно, идем, покажу тебе библиотеку!
Библиотека Императрицу очень впечатлила. Она точно помнила, что в юности не любила читать, но сколько бы она отдала за эти сокровища за пятнадцать лет своего одиночества!
- Нравится? - Злат с одобрением наблюдал за тем, как завороженно она обходит стеллажи и как восхищенно крутит головой, высматривая потолок, - Потолка, кстати, не увидишь, - заметил он, - Ротонда слишком высокая, а тут слишком темно.
- Еще бы! - воскликнула она, - Да тут и жизни не хватит, чтобы все перечитать!
- Не хватит! - подтвердил Злат, - Но ты теперь вроде как бессмертная, так что можешь смело приступать!
Императрица хлопнула в ладоши и темнокрылый вестник мгновенно материализовался посреди зала.
- Приберите тут как следует! - приказала она.
- Слушаюсь, Госпожа!, - вестник загудел, собирая команду.
- Идем, - сказала Императрица, обращаясь к Злату, - Не будем им мешать! Их хоть и много, но это займет некоторое время! Подождем окончания уборки на четвертом уровне.
- Пожалуй, ты права, - и Злат направился вниз следом за золотоволосой Госпожой.
- А куда делись все обитатели Замка? - спросил Злат, когда они сидели уровнем ниже и пили ароматный чай, любезно доставленный сюда вестниками.
- Не помню, - Императрица поставила чашку на столик, - Я вообще мало что помню.
Они помолчали.
- Вообще... странно тут сидеть с тобой, - начала она, - Ведь это по твоей милости я оказалась здесь?
- По моей, - не стал отпираться Злат, - Я подбирал Барону супругу. И я как видишь, не прогадал. Источник тебя признал в отличие от многих и многих. Хотя, зная, как оно все обернется, я тогда еще тысячу раз бы подумал.
- Я вас ненавидела всей душой, - сказала она, поджимая ноги и усаживаясь поудобнее, - А теперь... Странно, но мне все равно... Хотя казалось бы с обрывками памяти должны были вернуться чувства...
- Он же твой сын? - неожиданно спросил Злат, - Этот мальчишка с золотыми волосами — сын твой и твоего брата?
- Нет... - запротестовала было Императрица.
- Да ладно, - усмехнулся Злат, - Мне врать бесполезно, я ложь сразу распознаю.
- Да, наш сын, - сникла она, - Я не хотела, чтобы Барон знал.
- Он и не узнает, - сказал Злат и увидев взгляд, полный надежды, добавил, - Ну... пока я тут!
- И на том спасибо! - ответила Императрица, - А правда... почему ты вернулся? Почему не ушел вместе с Бароном? Ведь ему наверняка бы пригодилась помощь?
- Пригодилась бы, - согласился Злат, - Только у меня тут еще есть неоконченные дела. В Черном Замке самая лучшая библиотека во всей Короне и лучшего места для сбора информации мне не найти.
- Знаешь... - Императрица сделала паузу, - Я и раньше-то не доверяла тебе, да и сейчас интуиция мне подсказывает, что этого делать не стоит, но несмотря на все это... Злат, я рада, что я тут не одна...
- Откровенность за откровенность! - усмехнулся Злат, - Твоя интуиция абсолютно права! Не стоит пренебрегать ею! Но мне одному тут тоже было бы не по себе...
Императрица очаровательно улыбнулась в ответ.
- Кажется, они закончили, - заметил Злат, прислушиваясь.
И в тот же момент из ниоткуда вынырнул вестник:
- Мы закончили, Госпожа!
- Спасибо! - она кивком головы отпустила вестника и тот мгновенно испарился.
- Ну что, идем? - Императрица спустила ноги с дивана.
- Идем, - сказал Злат.

 7 
 : 04 Марта 2013, 21:56:38 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
- А Чаша, в которой пребывает Истинный Свет — находится ведь где-то во Дворце? - между делом поинтересовалась Люция, когда они с Императором сидели в Тронном Зале. Вернее, сидела здесь одна Люция, а Император занимался текущими делами, напустив на себя торжественно-сосредоточенный вид.
- И думать забудь! - отрезал он, не отрываясь от бумаг, - Тебе к нему и близко подходить нельзя.
- Йешу было можно, - заметила Люция.
- Я бы и Йеша не пустил, если бы знал, - Император отложил толстенную папку бордового цвета в сторону и взглянул на девушку, - К тому же у Йеша были вестники, которые быстро сообразили, что к чему и вытащили его. А у тебя вестников нет. И вряд ли будут. И случись что — твоя мать мне голову оторвет, не посмотрит, что Император. Так что тема закрыта. Источник ты не увидишь.
- Ну хоть одним глазком, - заканючила Люция, - Ничего же не случится!
- Не знаю, не уверен, - слишком серьезно произнес Император, - На разных людей он действует по-разному. Так что лучше не рисковать.
- Ну ты же рядом будешь? - пошла ва-банк Люция, - Подстрахуешь, если что?
- Уже страхую, - усмехнулся Император, - Огораживаю тебя от неприятностей всеми силами. А ты упорно лезешь на рожон.
- Послание Небесному Императору от прелата Святого Престола Файвиша 1! - провозгласил мелодичный голос, и не успев материализоваться, снова растворился, оставив конверт с гербовой печатью на столе.
Император аккуратно вскрыл конверт и быстро пробежав глазами содержимое, отложил его в сторону.
- Барон вернулся в Корону, - чуть помолчав сказал он.
И Люция сразу и не разобралась, чего больше было в голосе Императора — досады или облегчения. Потом она все-таки решила, что облегчения, потому что Небесный Император еле слышно выдохнул и улыбнулся так, что на стенах заплясали солнечные блики:
- Идем, - обратился он к девушке, - Я покажу тебе свою библиотеку. Она небольшая, но великолепно подобрана, в ней хранятся редчайшие книги. Уверен, она тебе придется по душе.
- Библиотека! - Люция аж подпрыгнула на месте, - Что же ты раньше молчал! Конечно идем!
- А почему я ее раньше не видела? - донимала девушка Императора, когда они кружили по дворцовым переходам, - Я ведь вроде бы весь Дворец обошла?
- Весь, да не весь, - загадочно ответил Император, - Любой Дворец — не дворец без своих секретов! Вот, нам сюда!
Он нажал какой-то неприметный рычаг и часть стены отъехала в сторону, открывая взору Люции довольно большую комнату со столом, диваном и довольно многочисленными стеллажами, уходящими почти под потолок. Император пропустил вперед себя девушку и затем сам шагнул следом.
 - Здесь множество книг по истории, географии, физике, животному и растительному миру, военному делу, алхимии и философии. И не только. Вот полный реестр, - Император указал на пухлую тетрадь, лежащую на столе, - Здесь даже есть полное собрание сочинений Барона Вильгельма Кримнейского — дедушки нашего знакомого Барона. И записки его матери — Баронессы Катарины Кримнейской, женщины во всех смыслах выдающейся, читать их одно удовольствие, - Император усмехнулся, - И как бы я ни относился к их скандальному потомку, все-таки, надо признать, что это были образованнейшие люди своего времени. И, конечно, потеря Черного Замка стала огромной трагедией для всей Короны, не только для нынешнего Барона.
- Если род Кримнейских Баронов был настолько богат, знатен и влиятелен, зачем понадобилось тогда уничтожать королевскую семью? - поинтересовалась Люция, - Ведь Барон, как я полагаю, и так обладал достаточной властью?
- Спроси у него самого при случае, - Император взъерошил короткие волосы, - Потому что я ответить не в силах. Многие действия Барона для меня остаются загадкой. И если ты найдешь ответы на свои вопросы — я с удовольствием выслушаю твою версию.
- Я попробую... - в глазах девушки появился задорный блеск, - Наконец-то хоть делом займусь!
- Вот и отлично! - улыбнулся Император, - А сейчас я оставлю тебя, у меня много дел. Захочешь выйти — нажмешь вот этот рычаг!
- Разберусь! - улыбнулась Люция в ответ.
- Зажги свечи! - напомнил Император, - Как только за мной закроется вход — здесь станет очень темно!
Он подождал немного, и как только девушка последовала его совету, сразу вышел.
- С чего же начать? - Люция взяла в руки подсвечник и прошлась вдоль стеллажей, - Правда что ли с записок Баронессы? О, а вот и они! - в ее руках оказалась довольно увесистая книга, на вишневом корешке которой золотом была выведена надпись «Том 1», она поискала глазами второй том и, не найдя, поставила книгу на место, - Нет, это потом... Хочется чего-то более фундаментального... А это кто? Неужели Герхард?, - девушка любовно провела рукой по ряду книг в темно-синем переплете, - И неужели здесь полное собрание его сочинений? Ведь многие из этих книг считаются утерянными...
Люция вытащила одну из них наугад.
- «Фундаментальная философия, лежащая в основе современного мировоззрения и некоторые аспекты человеческого бытия», - прочитала она на развороте, - Ничего себе! Я даже не слышала о такой! Современного мировоззрения — это не меньше шестисот лет назад!
И она, не отрываясь от книги, на ощупь дошла до дивана, пристроила подсвечник поудобнее и погрузилась в чтение.

 8 
 : 03 Марта 2013, 02:16:07 
Автор Иста - Последний ответ от Иста

- Сколько? - крикнул Йеш, увидев идущего к нему черноволосого вестника.
- Порядка ста метров, - ответил тот, подходя ближе, - И около полутора часов! У нас заметный прогресс!
- Нормально! - сказал Йеш, - С Шахар у нас чуть меньше расстояние, но зато время почти два часа.
- Надо вместе попробовать, - заметил Эрев, садясь рядом на прибрежный песок, - Там вообще катастрофа. Не больше пятидесяти метров при постоянном контакте и около пятнадцати минут свыше того.
- Вот что называется, друг от друга ни на шаг, - улыбнулся Йеш.
- Адон так и не отзывается? - сменил тему вестник.
- Как сквозь землю провалился, - покачал головой юноша, - Ни там, ни тут. То ли я еще слаб, то ли последние события так на мне сказались... Но если он не объявится в ближайшие две недели — придется самим идти его искать. Надо было сразу в пещеры..., - он помолчал, - От Черного Замка дня два пути...
- Ты был без сознания, - сказал Эрев, - И нам нужен был дом. Это было первое и единственное место, которое мы вспомнили.
- Спасибо! - искренне и уже не в первый раз поблагодарил Йеш, - Объединились вытащили меня...
- Да что уж там... - сощурил глаза на солнце довольный вестник, - Мы с Шахар твои должники по гроб жизни!
- Вечно что ли? - рассмеялся юноша.
- Точно, вечно, - подмигнул ему Эрев, - Все мои бессонные ночи на твоей совести!
Они помолчали, потом вестник, внимательно разглядывая горизонт, спросил:
- Слушай, Йеш, а Шахар красивая?
- Это что, тоже элемент игры? - закашлялся юноша.
- Ну ответь, красивая? - повторил вопрос вестник.
- Ну... да... - ответил Йеш, - А она тебе нравится?
- Никогда над этим не задумывался... - ответил тот, - А тебе?
- Мне Люция нравится, - ответил юноша, - И она больно дерется, если что...
- А я? - спросил Эрев.
- Что — ты? - не понял Йеш.
- Я — красивый?
- Ну и вопросики у тебя сегодня, - выдохнул юноша, - Пойди лучше у Шахар спроси.
- Не могу, - сказал вестник.
- Слушай... - начал Йеш, - Если хочешь что-то сказать другому человеку и не можешь — лучше подождать. Сердце подскажет тебе подходящее время и случай.
- А у меня есть сердце? - спросил Эрев.
- Не знаю... - растерялся Йеш, - Но если ты можешь чувствовать и сопереживать, то, наверное, есть. Вот что ты чувствуешь, когда видишь меня?
- Солнце, - немного подумав, сказал вестник, - Даже если на улице дождь или ночь... Я вижу тебя — и вижу солнце, и мне становится тепло и легко.
- Это называется радость, - улыбнулся юноша, - Когда ты видишь меня — ты радуешься. А что ты чувствуешь, когда видишь Шахар?
- Тоже радость, - неуверенно ответил Эрев, - Но другую. Очень сложно описать словами. Твоя радость теплая. А Шахар — то горячая, то холодная. А без вас — очень пусто.
- И мне без вас тоже, - сказал Йеш.
- Мы же твои вестники, - улыбнулся Эрев, - Так и должно быть.
- Вы мои друзья, - поправил его юноша, - Только я не всегда понимаю, когда вы играете, а когда всерьез.
Он ждал, что Эрев начнет хохмить и отшучиваться, но вестник промолчал, и Йеш не стал дальше развивать эту тему, а потом Шахар позвала их  обедать и он ненадолго забыл об этом разговоре. Ему было хорошо рядом со своими вестниками, настолько, что юноша порой забывал, зачем они здесь, просто наслаждаясь жизнью и осенними теплыми днями. Грибов и ягод в это время года тут хватало, рыба тоже не отходила далеко от берега, так что с пропитанием проблем никаких не возникало. В покинутой деревушке неподалеку нашлось немного муки и круп и иногда Йеш баловал себя и своих спутников свежеиспеченными лепешками. Эрев и Шахар взвалили на себя почти всю работу по дому, оставив Йешу почетную руководящую должность, и справлялись с этим весьма успешно. Несколько раз в день юноша пытался достучаться до отшельника, и в последний раз ему было показалось, что тот откликнулся, но сигнал был настолько слабый и неявный, что Йеш уже ни в чем не был уверен. С вестниками они давно уже все обсудили и расставили по местам, оставался только Адон — ключевая, и как оказалось на практике, самая неуловимая составляющая их плана. Грандиозного плана, который когда-то так не понравился старцу. Но тогда еще много было разных «но», сейчас все эти вопросы были сняты, кроме одного... самого важного... и право вето тут единогласно признавалось за Адоном. Йеш был практически уверен: отшельник должен объявиться... через день, два, неделю... но — должен. А пока время в запасе еще было, оставалось только ждать, и юноша, и вестники терпеливо ждали, потому что ЗНАЛИ что за ними стоит, потому что готовы были идти до конца. И к исходу второй недели встревоженные крики чаек оповестили окрестности о прибытии чужака. А Йеш стоял и смотрел с высоты приютившейся в скалах хижины, как по узкой полосе песка между раскинувшейся рекой и каменными стенами, круто вздымающимися ввысь, бредет высокая сухощавая фигура с огромным вороном на плече. Развевающиеся длинные одежды делали ее похожим на воплотившегося призрака. Закатное солнце светило прямо в глаза юноше, но он забывал даже моргать, боясь хоть на секунду потерять приближающегося старца из поля зрения. И только когда тот подошел совсем близко, Йеш оставил свое укрытие и со всех ног бросился навстречу.

 9 
 : 02 Марта 2013, 05:59:31 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
А потом Злат вернулся. Один. И она снова ничего не спросила, а он был слишком погружен в свои мысли, чтобы нарываться на разговор.
Барон просил кусочек первородной тьмы. И эта задача пришлась лекарю по душе, потому что была практически невыполнима, а он соскучился по сложным задачам. И Барона он выставил наружу не столько потому, что тот едва мог говорить, дня два-три он бы еще продержался, но только при помощи его, Злата, разумеется, а больше из-за того, что поиск решения для выполнения просьбы Барона требовал активации всех сил без остатка. И там уже не до зелий, даже на еду и сон времени почти не остается. Поэтому пусть Барон сидит в Короне, и Злату спокойнее, и он сам при деле.
- Где-то тут, помнится, была библиотека, - сказал вслух лекарь, - Вспомнить бы на каком уровне...
Расположение зал, коридоров и комнат Замка Злат помнил неплохо, но все равно умудрился немного заплутать.
- Все-таки недурной Замок отгрохали себе Бароны, - усмехнулся он, пытаясь сориентироваться и выбрать нужное направление, - Незнакомый с планом человек может блуждать тут часами. Интересно, а что стало с башнями, когда их накрыло лавиной? Надо будет подняться и глянуть. Сколько ночей я там провел, наблюдая за небом?
Переходы и залы, чередующиеся между собой были ровно освещены и чисто прибраны, хоть сейчас останавливайся в любой и живи... Только Злат предпочитал комнаты, запирающиеся изнутри, и потому и поселился в своей... по старой памяти. Тихо... Пусто... Полумрак... Он непроизвольно поежился. Сколько уровней он как-то насчитал еще до обвала? Шесть или Семь? И это не считая тогда еще подземных лабиринтов и гордо возвышающихся башен. И кажется, даже нынешний Барон ни разу еще не обходил свой замок целиком. А вот Злат один раз обошел. И потратил на это неполных три дня. С перерывами на сон и еду, разумеется, но все равно завораживает. Он наконец-то вышел к широкой парадной лестнице и остановился в задумчивости. Так... парадный вход, тронная зала, которая вообще-то называлась бальной — это все первый уровень, второй уровень был для прислуги — и он проходной,  на третьем — жилые комнаты господ, и самая большая спальня, которую теперь занимала Императрица, выходящая окнами на тронную залу. Злат поднялся на четвертый уровень и прошел его весь и теперь стоял перед лестницей, ведущей на пятый. Лестница закручивалась спиралью и упиралась в темноту. Библиотека находилась в круглой ротонде, которая вырастала из тела Замка, как гигантская шея, а венчала замок, так называемая голова — огромный купол, который поддерживали двенадцать колонн. На площадке, которую хорошо было видно из окон библиотеки, когда-то был разбит зимний сад, один из красивейших в Короне... Интересно... Где же он теперь... Злат встряхнулся, сбрасывая с себя оцепенение, взял подсвечник, зажег его от настенных факелов и стал подниматься наверх. Черный Замок всегда был сосредоточением знания. Все великие умы современности почитали за честь быть принятыми при дворе Баронов. И ходили слухи, что даже королевский двор не пользовался такой популярностью. Да все в прошлом похоронено... И величие Замка, и королевский двор. Лестница сделала очередной изгиб и Злата встретила пыльная прохлада книжного царства. Он проверил сохранность факелов в стенах (не хватало еще учинить пожар) и, осветив помещение целиком, полностью удостоверился в том, что почти пятнадцать лет сюда не ступала нога человека. В прямом смысле слова. Ибо весь пол был покрыт толстым и ровным слоем пыли. Пыль была везде — лежала на огромном круглом столе, свисала с корешков книг, укрывала лестницы, бахромой обрамляла тяжелые портьеры, украшающие высокие многочисленные окна библиотеки. Злат не удержался и подошел к одному, но стекло было настолько мутным, что невозможно было разобрать, что за ним. Он очистил себе место на одном из кожаных диванов, полукругом стоящих по обе стороны от стола, и присел.
- Баба — она и есть баба... Деревенщина неотесанная, - в сердцах вымолвил Злат, потом вспомнил предыдущую Баронессу, мать нынешнего Барона, которая своим интеллектом могла заткнуть за пояс любого, кто рисковал, вступать с нею в споры, и поправился, - Ладно... Просто деревенщина. Хотели из замарашки сделать королеву, и вот как вышло.
Он помолчал, оглядывая щедро засыпанные пылью бумажные сокровища.
- Сказать, что ли, чтобы прислала своих прибрать тут. Дышать нечем. Ладно, потом скажу. С чего же начать...
Он встал и прошелся вдоль полок, задрав голову к потолку. Потолок терялся в темноте и полки с книгами терялись вместе с ним там же. Для удобства Бароны использовали вот такие вот лестницы, Злат любовно погладил одну по гладкому полированному боку, с кабинкой наверху, где стоял вполне удобный пуфик, и маленький стол. Кабинка запиралась снаружи, чтобы, не дай бог, забывшийся горе-читака, нечаянно не вышел на высоте, скажем, метров тридцати... Да и это еще далеко не предел. Высота ротонды по всем прикидкам выходила раза в три больше. Изобретение прижилось и полюбилось, но старые ступеньки, которые в четырех местах уходили под самую крышу и аккуратные настилы в человеческий рост , которые делили эту кладезь мысли на многочисленные ярусы, также уходя концентрическими кругами в бесконечность потолка, тоже ломать не стали. Бароны вообще не любили ничего ломать. Вот строить — да.
- Где-то был реестр... - сказал вслух Злат, подходя к стеклянному шкафу и дергая за ручку.
Шкаф оказался заперт. Злат чертыхнулся, покружил у стола в поисках ключа, и не найдя ничего похожего, снова хотел было сесть на прежнее место, но нечаянно задев локтем штору, обрушил на себя ворох пыли.
- Это невозможно, - наконец вымолвил он, прочихавшись, - Ни в какие ворота не лезет.
И, загасив факелы, вышел прочь.

 10 
 : 28 Февраля 2013, 00:39:04 
Автор Иста - Последний ответ от Иста
- Барон вернется! - угрюмо сказал Император, - Айнэ не сможет удерживать его там бесконечно.
- Ты уверен? - на всякий случай переспросила Люция, давно решив перейти на ты, брат все-таки, невзирая на разницу, и пусть, что сводный. А еще — отец Йеша, - прогнусавил внутренний голос, - И... И Люция его властно оборвала. Брат... Так она для себя решила. И точка.
- Уверен, - сказал Император, - Черный Замок — не темница. Это меня бы они не выпустили. Йеша — потому что в нем часть светлой силы. Тебя — если бы захотели. А Барон сам волен выбирать. Все-таки это его замок.
- И почему его до сих пор нет тогда? - уперла руки в бока Люция.
- Значит нашла Айнэ способ, - прогудели полярные льды, скрипя айсбергами и обдавая стужей, - Но долго она его не удержит. Как бы ни был расчетлив и похотлив Барон — власть ему все равно дороже. Возьмет, что ему нужно и рванет обратно в свою дорогую Корону. Надо было прикончить его внизу, в тронной зале, и одной проблемой было бы меньше, или еще раньше — в церкви перед алтарем.
Люция хотела было усомниться, но взглянула на побелевшие пальцы Императора, сжавшие подлокотники трона, прикинула, каких трудов ему стоило договорить фразу до конца, и передумала. Вместо этого она подошла и разжала его ладонь. Ладонь оказалась ледяной, воистину... арктический лед!
- Не надо так! - как можно мягче сказала она, - Ей хуже.
- А может, лучше? - лед в глазах раскололся, - А вдруг — лучше!
- Дурак, - беззлобно сказала девушка, отпуская его руку, - Хоть и Небесный Император, а все равно — дурак. Ты видел, как она на тебя смотрела? И как на Барона? И ты еще в чем-то сомневаешься? Я вот, например, в Йеше абсолютно уверена!
- Стоп!  - сказал вдруг Император, неожиданно переключаясь, - И немножечко назад! Чего ты там говорила про Йеша?
- Что... уверена... - пробормотала Люция, понимая, что сболтнула лишнего, - Я это... пожалуй, пойду, а?
- Погоди! - протянул Император, одним движением ресниц захлопывая двери, - Так что там было у вас с моим сыном?
- Любовь, - скромно потупив глаза, ответила девушка, поняв, что отступать некуда и замолчала, наблюдая, как арктические льды, быстро растаяв, затопили тронную залу не совсем здоровым смехом.
- Это семейное... - Смеялся Император... Ну ей-богу... Ты же ему сводной тетей приходишься! И как тебе не стыдно? А? Молодежь совращать?
- Сейчас как тресну больно! - мрачно пообещала Люция, подавшись вперед.
- Тихо, тихо! - в притворном жесте Император поднял руки вверх, - Я пошутил! Значит, ты моя будущая невестка?
- А это я еще подумаю! - обиженная девушка сложила руки на груди.
- Да ладно тебе, - Император улыбнулся так, что Люция тут же растаяла, - Как подумаю, что кто-то чужой может затесаться в нашу семью — страшно становится, а тут свое, родное... Ай, ты чего, больно же!
Девушке все же удалось незаметно стащить с ноги туфлю и запустить ею в Императора.
- У меня и вторая есть! - пообещала она.
- Уболтала, - снова улыбнулся он, возвращая ей обувку, - Не буду больше. Честно. Расскажи лучше, где и как вы познакомились? Обещаю — без подколок!
- Ладно, - буркнула Люция, - Расскажу.

- Это все, что мне нужно, Злат, все, что осталось до завершения. Добудь мне его, и мы с тобой уедем отсюда обратно... в Корону... Я растворяюсь в ней, в ее силе, и даже твои зелья перестали уже справляться.
Лекарь положил руку на мокрый лоб Барона. Того бросало то в озноб, то в жар.
«Зелья не справляются», - вдруг со злостью подумал Злат, - «Кто же виноват...?»
- Тебе надо уходить, - вместо этого сказал он, - Тебе нельзя тут больше оставаться, тебе надо встать на ноги и окрепнуть. Тогда может быть у тебя и получится перетянуть силу на себя, как твои предки делали это много веков подряд. Ты слишком ослаб, налаживая утраченные каналы.
«Она же тебе нравится, Барон», - думал он, меняя полотенце на лбу друга, - «Нравится... А может, ты даже влюблен в нее. С того самого момента, когда я — сам — своими руками — вручил тебе ее портрет не слишком хорошей работы. Но ты разглядел. И полюбил. И прятался за внешней злобой, потому что не умел любить. И все эти долгие годы ты носился с мыслью отыскать свой собственный Замок, чтобы посмотреть, что с нею стало, лелея мысль о том, что ее настырный братец мертв, а она... вдруг... о, чудо! Жива... И чудо случилось... А потом и еще одно, менее приятное. Когда непонятно откуда рухнули на наши головы вездесущий мальчишка и Император Света, оказавшийся на поверку Саем Риментийским. И ты сдался... Сдался ей без боя, своей мучительной любви Барон, что опустошает сейчас тебя всего... до дна... »
- Тебе надо уходить, - выпрямив спину, повторил Злат, - Я останусь.
- Нет... Нет... - запротестовал было Барон.
- Да... - твердо сказал Злат, - Она лишает тебя воли. Так что иди и наведи порядок в Короне! А я останусь и довершу начатое.
- Завтра... - умоляюще прошептал Барон... - Завтра...
- Сейчас! - рявкнул Злат, откупоривая зубами бутылек с изумрудно-зеленой жидкостью и вливая ее в рот Барона, - Сейчас!
И Барон послушно проглотил ее, а потом встал на ноги и как послушный щенок пошел вслед за Златом. Ни один темнокрылый вестник не преградил им путь, и Императрица провожала их тяжелым взглядом из высокого стрельчатого окна своей спальни.

Страниц: [1] 2 3 ... 10
Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.9 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!