Новейшая диетология
[часть 1] [часть 2] [часть 3]

© Нати Погоцкая

Готовить еду я училась достаточно спонтанно. Я не читала умных кулинарных книг, не стояла за спиной опытной мамы или бабушки во время их священнодействий у плиты. И вообще, пока была возможность, не думать на тему, как еда попадает мне в тарелку, я не сильно озадачивалась этой стороной жизни. Но настал момент, когда мирозданию захотелось удовлетворить свое любопытство на мой счет, и я оказалась предоставлена сама себе. Необходимость обеспечить себя питанием была воспринята мной с энтузиазмом, и я принялась экспериментировать, не сильно упираясь в какие-то нормы и законы, что сложились на тот момент в разделе человеческой культуры имя которому – кулинария. Меня с головой увлек процесс смешивания различных продуктов с последующей их обработкой и употреблением. Не смущало даже то, что это самое употребление не всегда оканчивалось благополучно. Наивно полагая, что практика лучший учитель я продолжала свои эксперименты, и результат не заставил себя ждать.

Позже, когда я все же начала почитывать некоторые из кулинарных книг, то обнаружила, что сама интуитивно нащупала кое-какие законы приготовления пищи. Но попутно мною были выведены закономерности, упоминания о которых я не нашла ни в одной из прочитанных мной книг. Это несоответствие собственного опыта с опытом человечества озадачивало, и я начала приставать к окружающим меня людям с просьбой поддержать меня в поисках. Встречный энтузиазм был более чем скромным, но это меня не смутило. Продолжая проводить эксперименты над собой и своими близкими, я пришла к целому ряду весьма любопытных соображений, с которыми попытаюсь сейчас поделиться.

Но для начала давайте определимся для чего мы вообще едим. В памяти, конечно, тут же всплывает крылатая фраза о том, что «есть, что бы жить и жить, что бы есть». Но наберусь наглости, чтоб сильно усомниться в непререкаемости обоих утверждений. Ну что касается той части утверждения, что единственный смысл жизни - еда, то это вообще не обсуждается. Сложнее с утверждением, что без еды нет жизни. Неисчислимое количество умерших голодной смертью, стали непререкаемым доказательство правоты этого утверждения. Но так ли уж оно непререкаемо.

В последнее время в мире все больше и больше появляется информации о людях, которые «не едят вообще». Их называют «питающимися праной», «солнцеедами», и т.д. Может ли человек жить, полностью отказавшись от пищи? Может, утверждают эти люди и отправляются завтракать солнечным светом. Но позвольте, завтрак ведь, тем не менее, состоялся. И пусть это была не тарелка каши, а поток солнечного света, но ведь человек ел, поглощал, переваривал, наполняя свое тело чем-то, без чего это тело не смогло бы дальше существовать. И так ли уж важно, в какую форму эта еда была облечена, в форму котлеты или солнечного луча – важен результат, человек поел и может жить дальше.

Подобные мысли долго не давали мне покоя. Были периоды, когда необходимость себя кормить раздражала неимоверно. Порой раздражение пересиливало инстинктивную потребность впихивать в себя еду, и я уходила в глухую голодовку. В один из таких периодов я поняла, что питание солнечными или еще какими-либо лучами не вымысел. Поняла, когда после длительного воздержания от пищи моя чувствительность обострилась настолько, что я начала ощущать эти самые лучи, как вполне конкретную материальную еду, имеющую свой вкус, и насыщающую не хуже чем суп или каша. Именно в тот период я поняла, что жизнь и еда действительно синонимы. Что просто в нашем представлении еда, это что-то, что можно жевать. А ведь мы поглощаем и образы, и цвет, и звук, и мысли, и чувства – и все это еда. А в ответ от нас идет поток мыслей, чувств, действий, которые становятся источником насыщения еще для кого-то и этот непрекращающийся обмен с миром «в тебя - от тебя» и есть сама жизнь.

В контексте этого понимания, кулинария начала обретать силу ответственности и значимости в процессе формирования самой жизни. Ведь если еда это жизнь, то жить ты будешь так, как поел. Другими словами, что съел, то и переживай. Я начала с опаской поглядывать на некоторые ранее такие любимые блюда. До меня начала доходить простая истина - многих неприятных событий в моей жизни я могла бы избежать, просто откорректировав свое питание. Захотелось понять, как оно работает, и я вновь окунулась в свои кулинарные эксперименты, но с уже иной целью.

Перечислять все то, что я с собой делала, не стану, поскольку это может смутить умы, к мазохизму не склонные. Но постепенно, из множества экспериментов начала выкристаллизовываться некая целостная картина, которую можно было уже оценивать. Для полноты этой картины я попробовала сделать и то, что советовали авторы многочисленных брошюр по здоровому питанию. Кое-что из этих советов достаточно органично вошло в мой рацион. Но было и то, что отвергалось им сразу и безоговорочно. Получив некоторые результаты у себя, я перешла к фазе экспериментов на близких. К их чести сказать, они не стали отмахиваться, а попытались внести свою лепту в мой труд, благодаря чему можно было утверждать: то, что я нащупала в области питания, работает не только в моем уникальном организме.

А теперь мы подходим к тому, чему дать универсальную оценку невозможно в принципе – к смыслу человеческой жизни. Да, именно этот вопрос встал передо мной прежде всего, когда я попыталась систематизировать те законы питания, что выкристаллизовались в процессе моих экспериментов. Ведь если я хочу что-то построить при помощи питания, то, прежде всего, я должна знать, а что я собственно вообще хочу построить? Многообразие целей и задач, с которыми человек приходит в мир систематизации не поддавались. Правда можно было выделить из этого многообразия нечто универсальное, типа хочу быть счастливым, или здоровым, или богатым. Но эти формулировки были лишь верхушкой айсберга тех смыслов, что каждый человек в эти понятия вкладывал, а потому сами по себе были для систематизации непригодны. Получалось, что систематизировать я могу лишь собственный опыт в контексте собственных задач, а это сильно сужало тему. И я тогда решила поступить очень просто – да бог с ней с этой систематизацией! Опишу просто свой опыт, глядишь, из этого что-то да выйдет, в ком-то отрезонирует, выкристаллизуется и вернется новыми смыслами и идеями.

Первое что вызвало мой живейший исследовательский интерес это то, почему одно и то же блюдо, приготовленное по одному рецепту разными людьми, имеет совершенно разный вкус, а главное чувствуешь себя после его употребления по разному? Исследуя этот вопрос, я наткнулась на идею влияния мысли на энергетический и более того химический состав продуктов. Эксперименты я проводила в основном над собой, намеренно заряжая пищу теми или иными мыслями. Результаты поражали. Один и тот же продукт «обмысленный» мной в процессе приготовления мог ощущаться и как вкуснейшее лакомство и как разлагающиеся отбросы, все зависело от того, что я в этот момент думала. Соответственным было и самочувствие после его употребления. Встал вопрос, а зачем мы вообще пользуемся таблетками, когда любое лекарство можно «намыслить» на продукты? Какого множества проблем можно избежать, если в процессе приготовления, мысленно вкладывать в еду силу для решения тех или иных задач!

Следующим шагом было увидеть, как влияет среда, в которой пища готовиться. Кухня, из обычного помещения стала трансформироваться в информаторий, влияющий на содержание информации в еде не меньше, чем мыслепоток повара. Я увидела, как сквозь информационный канал невымытых тарелок, оставленный на потом, утекает энергия той пищи, что в ней когда-то находилась, а через это и энергия людей, эту пищу съевших. На моих глазах крошки, недоеденные остатки, вваливались событийным хаосом в атмосферу дома, где все это происходило. И апофеозом всего этого становились тараканы, вытравить которых было невозможно.

Пришлось всерьез взяться за обустройство кухни, превращая ее в место достойное того важного процесса как Формирование Жизни Через Питание. Выяснилось, что недостаточно просто поддерживать чистоту. Требовалось соблюдать гигиену мыслей и чувств, позволяя себе преживать в кухне лишь состояния, адекватные поставленным задачам. Поскольку любая суета в кухне оборачивалась жизненной суетой. С тараканами удалось справиться светом. Я просто регулярно мысленно наполняла кухню солнечным светом. Эта нехитрая процедура не оставила им шанса, и они безвозвратно покинули поле боя.

После освоения этих наиболее общих принципов, пришла пора более детально ознакомиться с той информацией, что несли в себе различные продукты, и которой суждено было стать информационной базой жизни.

Услышать голос сознания того или иного продукта достаточно просто. Возьмите в руки ну, скажем, яблоко. Рассмотрите его хорошенько, понюхайте, погладьте. А теперь попробуйте представить себя этим яблоком. Не торопясь, спокойно мысленно погрузитесь в его плоть и прислушайтесь к своим ощущениям. Правда, что-то изменилось? Это вы почувствовали жизнь яблока, услышали голос его сознания. Попробуйте себе-яблоку задать какой-нибудь вопрос. Ну, например: что будет со мной если я тебя съем? Прислушайтесь к изменениям своего состояния. Это яблоко вам ответило. Поздравляю вас, вы вступили в контакт с разумным существом – яблоком. Если этот опыт вас не убедил, то проделайте то же самое с морковкой, цветком, деревом, да с чем угодно. Убедитесь в том, что вам отвечают, и, наконец, позвольте принять себе простую мысль, что мир одухотворен, что в нем нет мертвого, поскольку все наделено сознанием, стремлением расти и изменяться. Это понимание принципиально. Потому что прежде чем приступить к приготовлению пищи, нужно научиться ее понимать.

Любой продукт несет смысл своего появления в этом мире, свое сознание, свою информацию. Мы привыкли питаться трупами, и речь идет не об убиенных животных, а о том, что процесс поглощения нами еды происходит бездумно, механически. Мы проглатываем плоть, не замечая души, которая жаждет вступить с нами в контакт, поскольку еда это соитие двух начал: того, кто входит, и того, кто принимает. И пусть кажется, что поглощение еды, для еды – катастрофично. Это вовсе не так. Она входит в нашу плоть, обретая тем самым новое качество своего бытия. А потому еда столь же заинтересована в том, чтоб быть съеденной, как человек заинтересован в том, чтоб ее съесть. Так давайте превратим акт насилия, в акт любви, при котором поглощаемое будет восприниматься не только телом, но и душой!

Если вы прониклись вышеизложенным обращением, то самое время приступить к вдумчивому исследованию того, что таится в оболочках, таких привычных нам продуктов питания. Мы договорились о том, что все информация. Следовательно, каждый маленький кусочек съедаемого, вносит в наше тело новую информацию, которая получает свое дальнейшее развитие в нашей жизни. Нас приучили к тому, что пища влияет на химический обмен, формируя физическое тело. Это не так! Пища участвует НЕ ТОЛЬКО в химических процессах, но и во множестве прочих тонко-энергетических. Это те процессы, из которых складывается наш характер, наша судьба, которые формируют отношение к нам окружающих и многое-многое еще. И МЫ УЧАСТВУЕМ В ЭТОМ БЕЗДУМНО. Пора положить этому конец. А потому начинаем диалоги с продуктами.

Продолжение, часть 2

© Нати Погоцкая

Тема на форуме

LightRay