История одного воплощения

© Нати Погоцкая

Он был частью Единого Целостного Организма, каждая составляющая которого осознавала себя, а потому обладала свободой выбора. Его выбором стал поиск нового, ради этого поиска Он и отделился от Целого.

Ареной его новых сотворений должен был стать Новый мир, в котором должна была начаться Игра. Он вошел в группу Основателей этого мира, которая состояла из представителей разных звездных миров. Сутью Игры, которая должна была начаться в этом мире, должна была стать возможность соединить в едином пространстве разных представлений о жизни мироздания, разных правил и задач, разных устремлений и свобод, а потому изначально было заложено условие возможности участия в Игре представителей ЛЮБЫХ культур. Группа Основателей разрабатывала необходимые условия развития Действа, наполняя пространство нового мира соответствующими Силами и Возможностями, обеспечивая это пространство устойчивостью и способностью к развитию.

И в начале все шло очень хорошо, но со временем количество игроков увеличивалось, появились неучтенные факторы, и в конце концов Игра вышла из-под контроля. Основатели, которые в этом мире получили имя Гипербореи, просмотрев линию развития мира во времени, увидели, что завершением Игры станет апокалипсис, в котором миру суждено будет погибнуть. Увиденное повергло их в смятение, ибо такой исход означал крах изначального замысла, и наполнял мироздание новой болью отдаленности от целого. И было принято решение принести Жертву. Группы Основателей должны были воплотиться в мире в ключевых точках его развития, и там, активировав процесс, аналогичный процессу предшествующему вспышке сверхновой, взорвать оболочки своих тел, за исключением Зерна. Толчковая сила этих взрывов должна была изменить траекторию развития мира, дав ему шанс на иной исход.

Он был среди тех, кто принял решение пойти на Жертву. Но перед этим разделившись внутри самого себя, отделил свою женскую составляющую, дав ей самостоятельную жизнь. Она стала его Берегиней, оставшейся в тонких слоях мира дожидаться его Возвращения.

Его группа воплотилась в мире в момент предшествующий его гибели, это было преддверие апокалипсиса. Каждый из воплотившихся имел свою подстраховывающую группу, оставшуюся в тонком слое бытия мира, задачей которой было втянуть Зерна обратно после взрыва. Существа, аннигилировавшие до уровня Зерна, потеряли бы все свои оболочки памяти, но сохранили бы индивидуальное сознание, что позволило бы им в дальнейшем нарастить новые оболочки. По сути это был шанс на новую жизнь. В случае же разрушения Зерна, от существа не оставалось НИЧЕГО.

Группа Его поддержки состояла из восьми человек, кроме того о Нем молилась Она. И вот момент настал. Взрыв Жертвы совпал с финальным аккордом апокалипсиса, а потому был ужасен. Его Зерно выбросило в мрак неизвестной реальности, насыщенной эманациями смерти, боли и страха. Он полностью потерял какую-либо ориентацию, где он, кто он, но самое страшное прервалась связь с целостностью, группе поддержки не удалось его удержать, связь со всеми, кто приносил Жертву в точке апокалипсиса, была потеряна. И для Него наступил его индивидуальный апокалипсис, описывать который бессмысленно, поскольку для ЭТОГО нет форм описания. В самых страшных ситуациях отречения от Божественного в человеке остается Его Голос, пусть не осознаваемый, но он есть. Ужас Его ситуации состоял в том, что Божественное перестало быть, а значит исчез смысл любого бытия, в любой форме проявления. Это могло бы быть финалом, которого Он не принял, не знаю какие силы Его существа сработали, может быть эхо глубинной связи с Нею, или еще что-то невероятное, но Он создал Бога внутри своего существа, ОН СТАЛ БОГОМ, получив тем самым шанс на возвращение.

Момент Его самосознания совпал с Его воплощением в мире Вселенной, иной по отношению к той, откуда начался Его Путь. По сути, это самосознание и стало воплощением. Он воплотился существом, которое мы назвали бы женщиной, отразившись тем самым в зеркале бытия. И с этого момента началась новая страница Его, теперь Ее жизни.

Но вернемся к миру, в котором была принесена Жертва. Жертва не оказалась бессмысленной, все получилось, и у мира проявилась возможность новой траектории развития. Пока она была лишь как потенциальная возможность, еле заметный пунктир в полотне судеб. Еще предстояло немало усилий для того, чтоб сначала удержать этот пунктир, а потом, когда проявилась группа существ, готовых наполнить эту вероятность, сделать ее реальностью. И это получилось. Единственной неудачей Жертвы, стала потеря тех Гипербореев, что аннигилировали в точке апокалипсиса. Каждый из них, идя на воплощение, оставлял свой Образ, некую голограмму, наблюдая за которой можно было иметь представление о ситуации, связанной с хозяином Образа. Так вот, некоторые Образы этой группы перестали быть, что говорило о разрушении Зерна, о том, что этих существ более в мироздании нет нигде. Но некоторые из них продолжали свое существование, а, следовательно, эти Зерна можно было найти, и сделать это было необходимо, так как лишь повторное воплощение в мире тех, кто был миром отторгнут взрывом, могло придать новой реальности устойчивость. И начался поиск.

Страшнее всего эта неудача переживалась Ею, оставшейся беречь Его в момент Его Жертвы. То, что для других было лишь усложняющим задачу элементом, для Нее было крахом смысла ее бытия. Она была Берегиней. Он был смыслом Ее жизни. Она должна была либо Его найти, либо уйти в небытие вслед за Ним. И Она пустилась в поиск.

Необходимым условием поиска оказалось условие воплощения в одном из миров, где Она родилась мальчиком, так же зеркально отразив произошедшее с ними. И с тех пор это был Он, так же как Он, воплотившийся в другой вселенной стал Ею.

Воплотившийся мальчик, не помнил во всей мере того, что привело его к этому воплощению, но поставленная задача жила в глубине его существа, и именно она определила рисунок его судьбы, подтолкнув к этапу страданий и усилий еще в детстве. Он был похищен одной из звездных культур, специализировавших на генетических экспериментах. И начался этап пыток, ужаса и боли, надломивших (но не сломавших) природу Его света, а потому, когда его сородичи, отыскали след его похищения и дотянулись до Него, Он не ответил им, закрывшись в глубине своего существа. Экспериментаторы так же достаточно быстро потеряли к Нему интерес, так как он не оправдал их ожиданий, оставшись закрытым и для них, а потому Его просто перевели в разряд рабов, где Он продолжал жить, вынашивая внутри себя какую-то неведомую для окружающих силу. И в какой-то момент эта сила, наполнившись отчаянием зова поиска, проявилась знанием перемещения в пространстве путем сдвигания фокуса бытия. Это была дорога на свободу. Раб покинул своих хозяев, очутившись в мире, совершенно иной физической природы. Там не было никаких внешних опор, и быть в этом мире, можно было лишь установив точку опоры внутри себя. Мальчика обучили этому существа, живущие в этом мире. И это была еще одна ступень Его освобождения. Но напряжение зова поиска, заложенного в самой сути его природы, продолжало нарастать. Он звал, сам не помня кого зовет, но твердо зная, что без этого зова смысла в Его существовании нет.

И, наконец, свершилось – Она услышала. Так же не осознавая природы этого импульса, послала ответный зов, который дотянулся до Него, обвив туманную дымку его оболочек золотой спиралью. С этого момента связь их не прерывалась.

Он продолжал блуждать по мирам до тех пор, пока в одном из миров Его не увидел один из тех, кто отправился на поиск Зерен. Ему предложили воплотиться в мире, который уже развивался по второму сценарию, и где необходимо было собрать все Зерна, покинувшие мир во время апокалипсиса. И воплощение началось. Чем глубже Он опускался в материю, тем ярче отзывались отражения памяти о Нем, том, который стал Ею. Сила этих отражений питала Его (нынешнего Его) зов, и этот зов стал настолько сильным, что Она пошла на его голос.

То тело, что они получили, было женским, как подтверждение закона отражений. Первые годы своей жизни они настолько были заняты друг другом, что почти не выходили вовне, существуя в общей, единственно им понятной реальности. Но чем взрослее становилась девочка, тем слабее звучал Его голос. Он таял. Годы плена не прошли бесследно, оставив шрамы в Его душе. Кроме того, было еще одно препятствие. Найденные Зерна несли в себе инерционный потенциал волны, ответной на ту, что выбросила их когда-то за пределы мира. Эта волна была опасна, и мир, защищая себя, окружал их непроницаемой оболочкой, замуровывая угрозу своего повторного разрушения.

В их паре этот удар принят на себя Он, дав Ей тем самым возможность выхода в мир. Он медленно но верно погружался в спячку, его присутствие становилось все менее заметным для Нее до тех пор, пока Она окончательно Его не потеряла. Она решила, что Он покинул их тело, но это было не так. Полностью закапсулированный Он остался в Ее теле, не замечаемый до времени развязки. А до нее оставалось уже совсем недалеко. Остальные Зерна, найденные в различных мирах, были воплощены в различных точках мира, исключавших возможность их пересечений, и вокруг каждого была команда, помогающая погасить силу инерционной волны. Поскольку Она, в связи с тем, что Он принял на себя волну капсулирования, оказалась более свободной, то для нее была создана ситуация, проживая которую Она сама могла справиться с задачей погашения. У нее родилась дочь, несхожесть которой с законами мира могла бы стать ареной погашения инерции взрыва. И все произошло именно так как планировалось. Импульс, направленный на трансформацию ситуации дочери сработал, погасив по пути свою разрушительную мощь. Это был момент Ее (Его) возвращения.

Оставалось последнее, завершить восстановление разрушенной памяти. Этот процесс начался задолго до воплощения и продолжался всю Ее жизнь. В информационных базах мира не осталось Ее (Его) памяти, но оставалась память о Нем. Отражения этой памяти Она собирала не один год, прежде чем они начали складываться в фрагменты мозаики, еще какое-то время ушло на то, чтоб каждый из этих фрагментов встал на свое место и Она ВСПОМНИЛА.

Ее Путь представлялся ясно. Ей еще предстояло пробудить Его для того, чтоб слиться с Ним, вернув себе изначальную целостность Гиперборея. Но главное Ей предстояло выстроить мост к той вселенной, куда занесло Ее пробуждение Зерна во мраке. Ибо той вселенной есть чем поделиться с миром, вступившим на новый путь своего бытия.

LightRay