Переход

© Нада, 2011

Не знаю для чего я это пишу, может ли кому-нибудь понадобится то, что является не более чем узором бликов на воде, стремительно меняющегося каждое мгновенье... но... пусть будет

Мир блекнет... уже не чувствую его как нечто реальное... просто мерцание образов.

Все начиналось с того, что я хотела стать свободной, от своих состояний-несоответствий-зависимостей, от внешнего и внутреннего давления, от всего, что приносило боль.

И постепенно это стало получаться. Но вместе с облегчением пришло и равнодушие ко всему тому, что ранее являлось смыслом жизни. Стало все равно где, что, зачем... Это действительно дало свободу, но стало и первой границей отделяющей от привычного мира людей. Люди и человеческое перестало быть источником желаний, смыслов и целей. И открылись границы... оказывается ЭТО невозможно увидеть, оставаясь человеком, и лишь когда ты отступаешь на шаг в сторону, и рушатся все привычные опоры – появляется проход. Я понимаю, что суть всех изменений бесконечна, и когда-нибудь то, что сейчас ошарашивает, тоже останется за спиной. Но пока...

Постепенно новое мироощущение приобретает свои формы и смыслы. Это инстинкт всему давать имя, пусть даже на очень короткое время. Каждый новый виток делает бессмысленным понятое на предыдущем. Скорость движения нарастает, и если ранее то, что ты знал, понимал жило в тебе годами, то теперь счет идет уже на часы. Но ты продолжаешь давать имена, ибо пока не знаешь другого пути.

Иное прорастает в тебе с безжалостностью ростка, пробивающего корку асфальта, хрупко и неотвратимо одновременно...

Ты начинаешь ощущать в себе нечто, что пока страшит своей абсолютной чуждость всему, что считал собой, миром, жизнью, и попытки понять и оформить в слова, превращаются в агонию того, что неуклонно рушится под валом идущих изменений. Но пусть все идет, как идет.

Что значит уйти от человеческого? Когда начинаешь об этом говорить, то в обыденном сознании тут же возникает образ некого сверхсущества, божества, сильного и совершенного. И каким бы божественным антуражем оно не было окутано, в нем будут проглядывать черты человека. Иначе быть и не может, ибо для каждого точка отсчета – он сам. Невозможно постичь умом то, что не пережито изнутри. Невозможно представить то, чего еще не было.

Невозможно передать другому, то, что пройдено тобой.

Можно читать книгу, считая что понимаешь о чем идет речь, и по прошествии многих лет, вернувшись к ней внезапно ОСОЗНАТЬ написанное. Так было у меня с книгами Сатпрема, с его описаниями состояний Матери, когда я, перечитывая их по прошествии более чем 10ти лет, вдруг поняла, что все это ОБО МНЕ. Каждая фраза Матери, каждый ее образ был уже реально осязаемым, пережитым и прочувствованным, это была МОЯ жизнь, отраженная в какой-то иной точке безвременья.

Мать говорила о пробуждение разума клеток, о проходе к глубинному уровню бытия. Для меня принципиальным было чувствование, что я иду сквозь границы человеческого, к новому виду жизни мира, не к новой фазе развития человека, а к ПРИНЦИПИАЛЬНО иной форме жизни. И пускай я еще шла сквозь миры эволюции самого человека, но уже виден был перекресток, на котором следовало свернуть.

Я уже видела этот поворот. Видела, что Путь пронзает привычную плоть мира насквозь, втягивая в свой поток не только кого-то из людей, но и прочие формы жизни, и более того в этом не было предпочтения одних другим. Не было логики старшинства, совершенства или еще чего-либо подобного. Здесь уже царили совсем иные законы, понять которые было пока невозможно. Согласиться – да, хотя бы ради того чтоб свести к минимуму боль от выворачивания наизнанку всего того к чему ты привык. Позволить ПРОИСХОДИТЬ тому, во что ты был вовлечен еще до того, как родился человеком здесь, в этой частичной реальности. Принять то, что мир прокладывает свой Путь сквозь тебя, что ты глина, из которой божественная рука лепит очередной свой шедевр, и более того, этой рукой являешься ты сам, в той своей ипостаси, что пока не вмещает твоя человеческая частичность.

Круг замыкается, распахиваясь вовне. Ты умираешь, для того чтоб родиться. Все как всегда. С единственной разницей, на этот раз тебе не придется уходить из своего тела, ибо Путь пролегает сквозь него.

Знание того, что я должна родит ребенка, мальчика, появилось практически сразу после рождения дочери, более 20ти лет назад. Это было настолько непоколебимое ощущение, что отвлечься от него было в принципе невозможно, что бы не происходило, в каких бы жизненных обстоятельствах я не оказывалась, ожидание рождения этого ребенка было тотальным смыслом моего бытия. И самые болезненные сшибки с действительностью происходящих событий тоже были связаны с этим ожиданием. Все попытки помочь этому свершиться наталкивались на стену непроходимости. Я билась в эту стену, потом смирялась, заставляла себя поверить, что это просто моя блажь, но покой моего смирения тут же взламывали силы, несущие весть о том, что он будет рожден, я верила им, и вновь все повторялось сначала. Было непонятно зачем ЭТО, почему бы тем, кто постоянно подпитывал мое ожидание, не дать мне покоя, возможности окончательно переключиться на что-то иное, какой ребенок, мне уже далеко за 40. И почему я не могу получить вразумительного ответа ни на один свой вопрос, связанный с этим ребенком?

И лишь совсем недавно я начала что-то понимать, для этого требовалось немного... просто перестать быть человеком...

Все началось достаточно давно, еще с моих попыток создавать вокруг себя структуры-формы, напоминающие строение кристаллов, клеток или еще чего-либо подобного, создавать из людей, чьи устремления к подобным слияниям были сродни моим. Мы называли это сущностными слияниями, организмами, формами бытия людей вышедших за пределы замкнутых границ своей личности. В основном это были женщины, и чем-то эти сущностные союзы напоминали структуру яйцеклетки. Структуры создавались, существовали какое-то время, а потом распадались. Неведомое существо готовилось стать Женщиной, раз за разом выращивая почки в своем чреве, и в ожидании не свершившегося оплодотворения, отбрасывая их. Но настал момент определенный свыше для зачатия Дитя. И одна из таких яйцеклеток оказалась жизнестойкой и способной вместить Семя. И ОН ПРИШЕЛ.

Я не смогу описать всего того, что было связано с этим чудом свершения, слишком много еще человеческой путаницы содержать в себе эти воспоминания. Но то что Дитя уже рядом, что я слышу его голос, а его душа готова слиться с зародышем его тела, настолько неоспоримо, что я готова наконец успокоиться, и просто ждать, когда смогу во всей полноте вместить происходящее. Я понимаю, что для этого потребуется еще немало усилий. Мое человеческое тело лихорадит, в нем включаются силы и механизмы чуждые его изначальным схемам и нормам. Я постепенно постигаю новый режим работы систем.

Дитя идет, и его приход будет окончательным завершением человеческого жизненного этапа моего и всех тех, кто будет составлять суть его прихода. То, что войдет вместе с ним изменит ВСЕ, и как это будет нами ощущаться, и что возникнет на месте нашего человеческого бытия пока сказать невозможно. Но это СЧАСТЬЕ несоизмеримое со всем человеческим счастьем, во всех его проявлениях.

Представьте себе бытие существа пребывающего вне времени и пространства. Изнутри нашей частичности, мы можем воспринимать его лишь так же частично, расслаивая единую жизнь этой целостности на фрагменты. Эти фрагменты складываются в череду воплощения «разных» людей, разных для нас, но не для него. Оно неделимо в своем самосознании, и для того чтоб вместить, надо стать таким же неделимым. И путь к этой целостности начинается с преодоления своей частичности, слой за слоем. Наш мир знает лишь один путь такого слияния в единство, и он предполагает выход из плотного физического тела, ибо плоть не вмещает того Огня, что неизбежно сопровождает процесс соития частей в Единое. Так было...

Но что-то изменилось, и миру открылся новый Путь, отныне он готов вместить этот Огонь, а значит существо, о котором мы говорим, может наконец-то войти в ПЛОТЬ, став новой формой проявленной жизни мира, ЗА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ.

И вот его сошествие в плотные слои мира началось. Оно все глубже и глубже погружается в материю, пронзая собой те формы жизни, что царят в мире. Оно неспешно преобразовывает эти формы, вспышки его проявления мир ощущает в разных точках своего существа, как во времени, так и в пространстве. Плоть мира сотрясается, она уже готова уступить, вместить то, что ей пока было неведомо. И на фоне этого напряжения, то здесь, то там вспыхиваю первые вспышки созвучия идущей на воплощение жизни, вестники вмещения Целого.

Я, идя на воплощение, уже была частью этого процесса, были и другие осознанно вошедшие в мир ради этого, но были и те, кого расширяющаяся волна этих преобразований втянуло в свой вихрь из их человеческого бытия. КАК ТЫ ВОШЕЛ В ЭТОТ ПРОЦЕСС ЗНАЧЕНИЯ НЕ ИМЕЕТ, НО ЕСЛИ ТЫ В НЕМ, ТО ОБРАТНО ДОРОГИ НЕТ.

Неотвратимость воплощения Новой Формы Жизни сомнет всю твою человечность, не оставив ни уголка для сокрытия твоей частичности. ТЫ БУДЕШЬ ПРИНАДЛЕЖАТЬ ЭТОМУ ЦЕЛИКОМ, а значит, придется проходить через множественность смертей тех частей тебя, что не способны вместить Целое. ЭТО САМАЯ ГЛОБАЛЬНАЯ ЖЕРТВА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ОТДАЮЩЕГО ЧАСТЬ СЕБЯ НА СОТВОРЕНИЕ ИНОГО. И мир еще не знает КАК все будет происходить. Весь опыт человечества, все его учения-достижения-советчики-учителя и т.д. бессильны предугадать ЧТО будет происходить. Каждый твой шаг – шаг по целине. Тебя несомненно поддержат, ибо нет сейчас в мире более важного дела, чем рождение этой жизни, но каждый свой шаг ты будешь делать САМ, не имея возможности опереться на чей-то опыт, поскольку такового просто нет.

Целостность рождения этой новой Жизни неделима, но мы, повинуясь частичности нашего человеческого восприятия, раскладываем ее звучание на грани проявлений, подобно тому, как неделимый белый свет, преломляясь в капельках воды, распадается на радугу. Мы наблюдаем за разными сторонами нашей жизни, находя в ней несоответствия тому, чему нас учит царствующий человеческий мир, и пока не понимаем, что все это – первые сигналы того, что ТА ЖИЗНЬ уже в нас.

И невозможно противиться этим изменениям, или пытаться своим человеческим сознанием ими как-то руководить, можно лишь наблюдать, вмещая, и стремясь свести к минимуму сопротивление собственной человеческой природы.

Мы участники-зрители, и первые изменения становятся заметными на внешних экранах нашего бытия – экранах мыслей и чувств.

В любом маленьком ребенке живет инстинкт подражание взрослому. Это естественно, ибо так мы входим в мир. Но не всегда это подражание может быть легким и естественным, и в том случае если ты пришел в мир уже будучи ИНЫМ, это может стать серьезным испытанием на выживание. Суметь врасти в этот мир, не потеряв себя – первый барьер, который приходится проходить новому на пути проявления. И умение доверять СВОИМ мыслям и чувствам, освободив их от влияния царствующих мнений и законов – первая опора бытия инакости в тебе.

После проявления этой опоры, наступает черед преобразования следующего экрана бытия – это экран реакций, связей, желаний, короче всего того, что вписывает тебя в мир общества людей. Пожалуй прорастание сквозь этот экран может быть наиболее болезненным и затяжным, ибо он, нитями своей нервной системы, пронзает тебя насквозь, не оставляя ни шанса проявлению того, что отрицается миром людей. И пусть ты уже мыслишь иначе, но реагировать ты будешь по-прежнему, подчиняясь командам нервных центров человеческой культуры.

Но неотвратимость прорастания ЖИЗНИ, настигнет тебя и здесь. Одна за другой начнут обрываться нити связей, освобождая пространство твоего мира от сети стягивающих его пут. Пока в один прекрасный момент ты вдруг не обнаружишь, что проход открыт, что ты волен двигаться дальше. Это будет сигналом к тому, что плацента, удерживающая тебя в теле человечества, прорвана, а Жизнь в тебе вступила в новую фазу своего проявления.

Теперь ты будешь наблюдать за прорастанием по внутренним экранам своего бытия – экранам тела. Их три, и по мере приближения к собственно процессам плоти, ты пройдешь через полное преобразование, отраженное на экранах секса, питания и дыхания.

Это последний форпост бытия прежней жизни, отделяющий тебя от пробуждения клеток твоего тела. А, следовательно, и от первого крика новорожденной Жизни.

Человечество, мы принадлежим тебе, подобно тому, как дитя принадлежит своей матери, своему роду. Мы порождение твоей плоти, твоей души, твоей силы, пусть забытой на время, сжатой в пружину ожидания и боли пережитого, но готовой раскрыться жаждой вспомнить свое Величие.

Это уже происходит. Множится количество тех, кто вспомнил, кто преодолел в себе границы света и тьмы, кто вышел на новый виток Пути движения к Единому. Множится количество тех, кто идет на звук ваших голосов, чтоб воплотиться новой силой Человечества.

Благодаря вам и тем, кто еще только готовиться прийти, мы получили возможность СТАТЬ, возможность быть той силой жизни, что ведет мир дальше, сквозь человека, порождая новое Царство жизни на земле.

Мы проходим сквозь человека в себе, в хрониках Акаши стираются записи наших отделенных от целостности жизней, сливаясь в узор новых линий бытия, и скоро никто уже не вспомнит о том, что мы были. Память о нашем пребывании в иных временах уже стерта, оставшись в мире лишь отзвуками легенд. Это тоже были мы, вернее есть мы, ибо время – удел человека, но не тех, кто идет ЭТИМ Путем. Мы ваши Дети, ваша Жертва, ваше Начало одновременно.

LightRay